Подпишись на наш канал в YouTube, также наша группа ВКонтакте.
RSS
Свежие Новости
World of Warcraft
Добавил: Radic 08.12.2013 в 03:38

На чьей же все-таки стороне Гневион?

Статья является переводом размышлений Анны Стикни с WoW Insider о том, как Вневременный Остров вписывается во вселенную Warcraft и как может повлиять на нее в обозримом будущем. Обратите внимание, что выводы, сделанные автором, могут оказаться неверны. Кроме того, в статье раскрывается несколько сюжетных поворотов, если вы не хотите портить себе впечатление от игры, рекомендуем сначала пройти цепочку заданий Гневиона.

Как-то раз одно из яиц испорченной стаи драконов было очищено. Еще не вылупившись, дракон в этом яйце начал мыслить и планировать. Первым делом он освободился от тех, кто пытался его удержать, и от тех, кто охотился за ним, чтобы убить. Затем родилось видение… ужасающее видение, в котором хрупкий Азерот приходит к своему разрушительному концу. Гневион - один из самых странных персонажей из тех, кого мы видели во вселенной Warcraft. В дополнении Cataclysm ему была отведена скромная роль, а планы его были прямолинейны, в Mists of Pandaria он показал себя более сложным персонажем с далеко идущими планами.

После всех его появлений в MoP он остался такой же загадочной фигурой, какой был, когда с ним впервые встретились разбойники. Он может быть коварным, он может быть совершенно беспощадным, если дело того требует. Но в то же самое время, похоже, что он действует не из корыстных побуждений как другие черные драконы. Он обещает, что весь мир будет у ваших ног, а затем поворачивается и обещает то же самое врагу. Делает ли это его «злом» или он ближе к стороне «добра»? Кому он симпатизирует - Альянсу или Орде?

Давайте сразу определимся - Гневион лжет, и его не терзают муки совести по этому поводу. Неважно откуда вы - из Альянса или Орды - при первой же встрече в таверне «В туманах» Гневион поклянется в верности вашей фракции.

Теперь, после цепочки заданий длиною в целое дополнение, его мотивы становятся чуть более ясными. В самом начале Гневион показал нам свое видение, в котором Азерот был разрушен огнем, пришедшим из далеких глубин космоса. Чтобы предотвратить гибель мира, чтобы не дать Легиону пройтись маршем по планете, Альянсу и Орде вновь придется объединиться. Однако с момента прихода к власти Гарроша напряжение между фракциями росло по экспоненте. И теперь не получится просто сказать «Давайте жить дружно!», чтобы помирить враждующие стороны. Когда Гневион осознал эту правду, у него созрел план: натравить врагов друг на друга, а затем встать на сторону победителей.

В итоге, так или иначе, Альянс и Орда должны стать единым целым, даже если одной из сторон конфликта это не нравится. Это был хороший план, который не сработал, во многом потому, что Гневион не понимал, как мыслят Вариан Ринн и Вол’Джин, и он не знал ничего о таких вещах как сострадание, прощение и честь, к которым так часто обращаются смертные. Чем ближе война подбиралась к вратам Оргриммара, тем больше ставил Гневион на победу Альянса. В начале пути он, может, и делал ставку на победу Адского Крика, но в его расчетах не было места для Вол’джина с его повстанцами, и уж тем более он не думал, что Вариан Ринн согласится даже на временный союз с этими мятежниками.

Но некоторые игроки знали Гневиона еще до его появления у берегов Пандарии. Разбойники познакомились с Черным Принцем в заключении дополнения Cataclysm, когда из Гранатового редута было похищено очищенное яйцо черных драконов. След привел разбойников в поместье Черный Ворон, где они обнаружили скорлупу и детеныша, который был невероятно сообразительным для того, кто только что вылупился. Не просто сообразительным - безжалостным.

С самого своего рождения, а, может быть, и раньше, Гневион знал, что черные драконы откроют на него охоту. Недолго думая, он пришел к мысли, что необходимо уничтожить всю стаю - его стаю - всех, включая своего собственного отца. Мысль о том, чтобы попытаться излечить обезумевший вид драконов, даже не пришла ему в голову. Узы родства его не волновали, даже когда Смертокрыл и Фарад наконец погибли, он никак на это не отреагировал.

Несмотря на свой возраст, он не стесняется убирать всех, кто стоит на его пути. Он может убеждать вас в обратном, завоевывая вашу верность артефактами немыслимой силы, но не стоит заблуждаться. Если вы встанете у него на пути, он перешагнет через ваш труп и двинется дальше, не чувствуя вины за вашу смерть.

Он может восхвалять вас и называть героем, пока вы делаете то, что он требует, но если вы перестанете выполнять приказы, то станете бесполезны для Черного Принца. Он считает смертных пешками, инструментами, оружием в своей игре. Разбойники выполнили то, что от них требовалось: тихо уничтожили цели и получили свою награду. Без вопросов, без обсуждений. Возможно, это еще одна причина, по которой миссия Гневиона в Пандарии провалилась.

Разбойники показали, что они готовы выполнять любые задания, пока за них предлагают достойное вознаграждение. Это полностью соответствует духу их класса. Но в целом с мотивацией в заданиях Гневиона в дополнении Cataclysm вообще сложно спорить. Уничтожить стаю драконов, которая терроризирует весь Азерот - не сильно большая моральная дилемма для смертных.

В MoP ситуация изменилась и поначалу альтруистические цели быстро сменяются задачами, которые смертные не готовы выполнять. Победа над могу была необходима, поскольку они были серьезной угрозой. Но уничтожить целый народ Зандалари? Это слишком. В конце осады Оргриммара Вариан Ринн помиловал народы Орды. Как и говорил Тажань Чжу на острове Грома, война - это порочный круг из убийств и мести, а единственный выход из него - не продолжать этот цикл, развернуться и выйти. Так и поступил Вариан: не допустил бессмысленного кровопролития и предупредил Орду, что в следующий раз пощады не будет.

Гневион от такого решения пришел в ярость.

Иногда мы просто забываем, как молод на самом деле Гневион. Ему два года. С одной стороны, он хитроумен и способен приводить в действие сложнейшие схемы. С другой стороны, он не понимает, как мыслят смертные. Поэтому и провалился его план. Он недооценил наши нравственные принципы, убеждения и веру. Он строит восхитительные перспективы для Азерота, но для смертных в них отводится роль фишек на игральной доске.

Его общение с Андуином Ринном - это не просто попытка подружиться, а желание понять, как мыслят люди. Из этих разговоров Гневион пытается не только понять, чем руководствуются смертные, но и следит за действиями Вариана через его сына и, возможно, пытается понять, как сын влияет на отца и наоборот.

Однако провал привел Гневиона к настоящей драконьей истерике. Ругань и оскорбления, огненное дыхание и никакого уважения к собственности хозяина таверны. И, наконец, когда слова закончились, он поклялся, что в следующий раз его ничто не остановит и он не оставит ничего на волю случая, а затем улетел прочь. Другими словами, он топнул ногой, хлопнул дверью и отправился домой. Где бы этот дом ни находился.

Несмотря на оскорбления, манипуляции, ложь, уловки, истерики - несмотря на все это, Гневион остается положительным персонажем. Он хочет спасти Азерот и при этом не собирается становиться его единоличным правителем. Он хочет, чтобы мир смог пережить эту катастрофу. Об этом он говорит с Чи-Чзи:Реки крови, города в руинах! Наш расколотый мир не устоит против демонов! Ты говоришь о надежде... Поверь, только слабая надежда пережить катастрофу дают мне силу двигаться дальше.

На данный момент спасение мира - единственное, чем он руководствуется. Этим он напоминает других драконов, готовых на все ради спасения мира таким, каким мы его знаем. Это те же страсть и энергия, которые давным-давно были заложены в души Аспектов в момент их создания. Нелтарион также был одержим стремлением сохранить мир до того, как попал под влияние Древних богов. Похоже, что именно от отца Гневион унаследовал эту черту характера.

Гневион в ярости оттого, что его план не сработал. Он знает, что ожидает Азерот, и показал нам лишь малую часть своего видения. Оно преследует и ужасает его, а мир, который он так стремится уберечь, сопротивляется и не принимает его помощь. Гневион видит мир в перспективе, которая слишком далека от наших проблем. Он зол на то, что мы не можем взглянуть на мир его глазами.

Так на чей же Гневион стороне? С одной стороны, вы можете верить его словам о том, что он на стороне победившего в войне Альянса. Взглянув с другой стороны, мы понимаем, что Гневион сам по себе. Он одинок и у него нет настоящих союзников, лишь последователи, готовые выполнить его поручения, если он предложит за них хорошую награду. Но в Азероте нет того, кто мог бы назваться другом Черному Принцу. Сомнительно, что он вообще знает, что такое дружба. Во всем Азероте нет ни единой души - будь то Аспект, полубог или смертный - кто понимал бы Гневиона. Он совершенно уникален, и у него есть видение мира, которое никто не готов разделить.

Он хочет защищать мир, который не готов его понять. Для него Азерот - прекрасная, драгоценная вещь, наполненная жизнью и возможностями, и мысль о том, что все это может быть уничтожено, его ужасает. Почему? Мы не знаем. Возможно, это как-то связано с очищением - что-то могло помочь ему понять истинную природу Азерота, еще когда он был в зародыше. Возможно, что родство с Аспектом дает о себе знать, и ему только предстоит осознать свою роль.

Мы видели Гневиона не в последний раз. Почти наверняка можно сказать, что в будущем мы с ним встретимся вновь. Вряд ли мы увидим его в роли злодея в ближайшем будущем. Он может быть жестоким, коварным, гениальным, но ему всего два года. Он только начинает полный потенциала путь. И если небольшой кусочек его детства, который мы прошли вместе с ним, можно считать индикатором, то потенциал его просто взрывной.


Похожие Темы
avatar